НОВЫЙ УЧЕБНЫЙ ГОД в ЛИТЕРАТУРНОЙ МАСТЕРСКОЙ АНДРЕЯ АСТВАЦАТУРОВА И ДМИТРИЯ ОРЕХОВА

aaa-orexov

Литературная мастерская Андрея Аствацатурова и Дмитрия Орехова объявляет новый набор слушателей на 2018/2019 учебный год (октябрь – май). Под руководством известных российских писателей и опытных педагогов вы научитесь базовым навыкам литературного ремесла. Вы освоите обширный арсенал художественных средств, познакомитесь с секретами великих литературных мастеров, поймете, что значит по-настоящему читать книги. Вас ждут увлекательные лекции, семинары, встречи и мастер-классы с популярными писателями (40 занятий). Литературная мастерская работает уже 7 лет, и ее выпускники печатаются в ведущих российских журналах и издательствах.
Занятия проходят в арт-центре «КОФЕ И КНИГИ» (Пн. Ср.)
(Гагаринская ул. д. 20)
Записаться можно:
по телефону: +79211822137
по e-mail: 1822137@gmail.com (Ксения Андреевна)

Последние дни новогодних скидок в ОНЛАЙН литературной мастерской

 

НоВоГоДнИе СкИдКи

Только до конца декабря 2016 года:

— 25% на покупку курса целиком и — 15% на отдельные лекции !!!

Курс из 40 лекций + письменные задания, на которые Вы обязательно получите отзыв преподавателя, и мастерклассы приглашенных писателей 1000 баллов. — 25%

Одна лекция (с правом отправить письменную работу и получить отзыв)  28 баллов. — 15%

1 балл = 22 рубля

Приобрести баллы вы можете после регистрации в личном кабинете.

%%% НоВоГоДнИе СкИдКи в Литературной Мастерской %%%

Скидка 25 % на покупку курса целиком!

15% — на отдельные лекции!

Сделайте себе интеллектуальный подарок!

Зимние вечера станут теплее с произведениями из списка литературы нашей мастерской!

Приходите к нам! Будем читать вместе!

скидки 1

Подарок от Онлайн Литературной мастерской А. Аствацатурова и Д. Орехова

Дорогие друзья!

В декабре 2016 года Литературной мастерской Андрея Аствацатурова и Д. Орехова исполняется 1 год!

 

В связи с этим Литературная мастерская дарит подарки!

Всем подписчикам сайта astvatsaturov.com приготовлена в подарок одна лекция с правом отправить письменную работу и получить отзыв!

 

 

конверт подарокПравила получения подарка.

Для того, чтобы получить свой подарок, необходимо прислать свой логин* с сайта astvatsaturov.com по адресу 1822137@gmail.com. После чего в Вашем личном кабинете на сайте astvatsaturov.com появятся баллы, на которые Вы сможете приобрести любую лекцию из курса.

*Логин должен быть зарегистрирован на сайте astvatsaturov.com не позднее 5 декабря 2016 года.

И это еще не все !!!

Через несколько дней в ОНЛАЙН ЛИТЕРАТУРНОЙ МАСТЕРСКОЙ начнутся Новогодние скидки !

елка

 

 

Новости литературной мастерской: ПРЕЗЕНТАЦИЯ «ВЗМАХА — 3»

10 ноября в 19.00 в Парке культуры и чтения «Буквоед» состоится презентация альманаха «Взмах — 3» Литературной мастерской Андрея Аствацатурова и Дмитрия Орехова.

Wzmach_cover_3a

В этом номере альманаха собраны рассказы 38 авторов, прослушавших авторский курс Creative writing Андрея Аствацатурова и Дмитрия Орехова. 6 авторов прошли этот курс дистанционно в Онлайн Литературной мастерской на astvatsaturov.com.

Когда Андрей Белый работал, у него начинались мигрени, пропадал сон, повышалась температура, горели уши. Книга уже написана на две трети, а он говорил: «Допишу, если не стащат в лечебницу». Сейчас литературные внуки и правнуки Белого тоже могут показаться кому-то странными. В свободные дни они проводят семинары и литературные хакатоны — запираются в офисе и пишут несколько часов подряд на заданную тему; пропускают семейные торжества и финалы чемпионатов Европы по футболу, ночами сидят за компьютером, даже в отпуске не расстаются с ноутбуком. Они забывают об экономическом кризисе, в поисках новых слов отправляются в путешествия, приносят доктору листочки из дневника и рыдают, перечитывая в маршрутке рассказ Чехова. Настоящий сборник, уже третий по счету, — еще один плод их поисков. Под обложкой альманаха собраны авторы, известные своими публикациями в толстых литературных журналах и совсем новички, реалисты и мистики, реформа- торы и контрреформаторы, люди зрелые и молодые. Общее у них одно — все они ищут что-то свое.

Подробнее о мероприятии здесь: http://www.bookvoed.ru/event?id=6511

Отзывы наших слушателей. Антон Ратников.

антон ратников

Я – один из счастливчиков, попавших в творческую мастерскую к Андрею Аствацатурову и Дмитрию Орехову.

Когда я пришел на первую лекцию, и Дмитрий Орехов поблагодарил присутствующих за то, что они предпочли его компанию матчу Зенит – Крылья Советов, я понял, что не ошибся.

Когда на следующей лекции Андрей Аствацатуров как-то очень удачно пошутил, я убедился в том, что принял одно из лучших решений в своей жизни.

Самое главное это даже не то, что два наших наставника много и интересно рассказывали о мастерах прошлого, их инструментарии, ошибках и удачах. И не то, что они препарировали рассказ, показав каждый шов, связывающий хорошую историю воедино. А то, что они создали настоящую литературную среду, в которой нашли себя шесть, а то и все двенадцать интересных молодых писателей.

Некоторые из нас уже закончили полновесные романы.

Некоторые опубликовались в двух-трех толстых журналах с именем.

Некоторые попали в премиальные листы.

Кто-то не написал ни строчки, зато уверенно расскажет собеседнику о сильных местах в творчестве Чехова и точно назовет все снятые названия глав из «Улисса».

В общем, я очень удачно провел время. И за тот год не только пропустил еще с дюжину матчей Зенита и выслушал полсотни шуток, но и вырос как писатель и (что немаловажно) как читатель.

Как человек, побывавший в нескольких студиях, клубах и мастерских, могу сказать честно: это лучшая литературная школа в Петербурге.

Антон, журналист. Выпускник Литературной Мастреской 2014/2015 учебного года.

RUSSIA BEYOND THE HEADLINES о последней книге Андрея Аствацатурова и о литературной мастерской Дм. Орехова и Андрея Аствацатурова

Not just Salinger: Andrey Astvatsaturov blends academic and literary style

Writer and scholar Andrey Astvatsaturov – who once considered American literature too simple, before dramatically changing his mind – has released a book chronicling his experience of reading English-speaking writers.

Writer Andrei Astvatsaturov

Writer Andrei Astvatsaturov performing at the Red Square Book Festival in Moscow. Source: Evgenya Novozhenina/RIA Novosti
An academic by trade, Andrey Astvatsaturov is also renowned for his autobiographical fiction, which depicts his life and creative development through numerous flashbacks to his childhood. He found fame as an author in 2009 with People in the Nude, the first in his «future trilogy,» which also includes Skunkamera (2010) and Autumn in Pockets. The writer, who recently attended the London Book Fair, has released a new book, Not just Salinger. A collection of essays about American and British literature, the book combines what Astvatsaturov has described as his “two sides”: philology and creativity.

A reluctant Americanist

Andrei Astvatsaturov. Not Just Salinger. Yelena Shunina publishers, 2015Andrei Astvatsaturov. Not Just Salinger. Yelena Shubinapublishers, 2015

Astvatsaturov has had a career spanning more than two decades at St. Petersburg University, where he lectures on foreign literature and has become one of the best-known Russian specialists on American literature. It is perhaps surprising, then, that he dismissed American literature almost out of hand for many years, preferring to stay to the European side of the Atlantic and focus on British writers such as James Joyce and Virginia Woolf.

“I didn’t concern myself with American literature for a long time,” Astvatsaturov notes. “I considered it too simple, too primitive. I had a sudden change of heart around a decade ago and now I see its cultural and linguistic value.”

Not just Salinger is an expression of this interest. With an unashamedly academic undertone, it seeks to put Astvatsaturov’s own theories about language and literature into practice. He believes that critics and academics put too much of their own experience, feelings and impressions of a writer into their analysis. Astvatsaturov’s approach is different, as it seeks to get rid of such subjectivity. “I understand what writers want to tell their readers and simply explain it,” he explains. “My view is sober and analytical.”

Learning to read

The publishers approached Not just Salinger with caution, as it combines literary analysis about famous American and British writers with lyrical reflections and flashbacks to points from Astvatsaturov’s life. As he explains, “It’s a very different book, so we were a bit scared of losing readers – it was with the publishers for a year-and-a-half.”

Despite its experimental quality – or perhaps because of it – the book has been a hit with the reading public, and indeed is not aimed at academics at all. “I focused on two kinds of readers,” says Astvatsaturov. “Firstly writers who are just starting out and want to get some pointers from great writers, and secondly people who want to learn how to read.” This comment seems somewhat odd, but Astvatsaturov is convinced that very few people truly know how to read. “It’s a very tough process,” he says, “believe me, not even all literary academics can do it.”There is a didactic quality to Not just Salinger; Astvatsaturov is keen for his readers to learn something concrete from the English-speaking writers featured in the book, and is perhaps unique among Russian authors in this desire. “I didn’t select my subjects randomly,” he says. “All 10 writers featured in the book taught me something beneficial, and I’m sure they can teach my readers as well.”

Embracing difference

Astvatsaturov’s drive to teach in Not just Salinger reflects the book’s origins. It is partially a collection of lectures that he gave with his colleague Dmitry Orekhov within the framework of their Literary Workshop, which is designed to help aspiring writers. This series has been running for four years with the aim of helping these budding authors to hone their literary skills.

“The workshop series is different to my university workshop,” says Astvatsaturov. “At university I give the students as a whole information, but I can be much more hands-on at the workshop – and interact individually with every participant.”

Astvatsaturov and Orekhov diagnose the strengths and weaknesses of the attendees and suggest specific authors to help them improve certain skills. “For example, if I see that a particular student has a talent for noticing details, I might recommend him to read more Salinger,” Astvatsaturov explains.

He admits that it is not just fans of his work that attend the course. “Plenty of students at the Workshop are very skeptical about my books – and they’re my favorite kind. Both sides are interested in arguing with each other.” Astvatsaturov believes that it is through this kind of dialogue that writing as an art form can develop, and he never seeks to be dogmatic that his way is right. “I never impose my view and writing style on anyone,” he says.

«КАЖДЫЙ ИЗ НАС МОЖЕТ СКАЗАТЬ, ЧТО ОН — ХОЛДЕН КОЛФИЛД» Литературовед Андрей Аствацатуров — о том, что стало с главной книгой для подростков 65 лет спустя

z95UG5ITLseSG0ViSSoYoBEkYPN9GoLHMRXrHgg_IRI

оригинал тут:  http://mel.fm/2016/07/19/salinger

беседу вела Надежда Прохорова
Повесть Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи» вышла 65 лет назад, 16 июля 1951 года. Когда-то самая запретная в школах и библиотеках США книга оказалась в списке 100 лучших англоязычных романов XX века. Повесть пользовалась неизменной популярностью у всех поколений молодежи, и для современных подростков главный герой Холден Колфилд остаётся своим парнем. В чём секрет такого успеха, чем русский Сэлинджер отличается от американского, и почему книга требует постоянного перевода, «Мелу» рассказал литературовед, писатель и доцент СПбГУ Андрей Аствацатуров.

Юбилей книги Сэлинджера не отмечается широко, и это к лучшему. Возведение любого романа в культ, в статус необсуждаемой классики — это всегда знак того, что мы мыслим немножко тоталитарно. Это не признак уважения к автору. Кстати, Сэлинджер всего этого страшно не любил и избегал паблисити. Но, конечно, «Над пропастью во ржи» − произведение классическое, о нем нужно помнить и говорить. В разные эпохи оно прочитывалось совершенно по-разному, и сейчас нам надо трезво посмотреть на него и понять, какие там есть актуальные ресурсы для современного мира.

Про что Сэлинджер

Я рассуждаю, скорее, как литературовед, и в меньше степени как читатель. Когда Сэлинджер опубликовал свою повесть, она пришлась как раз ко двору. Все жаждали свободы и драйва, и Сэлинджера даже называли битником, хотя он совершенно им не был. Поведение Холдена Колфилда воспринималось как молодежный бунт против мира взрослых, как заявка на интеллектуальное сопротивление. На очевидное аутсайдерство, на нежелание участвовать в обществе спектакля и потребления. Оно воспринимается так и сейчас, но на самом деле Сэлинджер был достаточно религиозным писателем. Его мысль связана с христианством протестантского толка, дзен-буддизмом, психоанализом. Он увлекался и модными мистическими теориями 1960-х годов, поэтому Сэлинджера можно назвать религиозным экзистенциалистом.

Джером Сэлинджер (1919-2010)

На мой взгляд, он говорит нам о том, что человек одинок и заброшен, хотя может разрушить это одиночество и приблизиться к другому человеку. Но проблема в том, что все человеческие ценности удивительным образом недолговечны. Персонажи Сэлинджера чаще всего не достигают своих целей, человек у него всегда остается немного неудовлетворенным, например, герой приезжает на футбольный матч или на свадьбу брата, но не попадает на них.

11 телеграм-каналов для любителей книг

Сэлинджер приводит нас к очень важной мысли, характерной для кальвинистской Америки. Есть некий замысел, и задача человека — не навязать миру свои ценности, а осознать себя частью этого замысла. В этом пафос абсолютно всех его произведений. Начиная с рассказа «Хорошо ловится рыбка-бананка» и заканчивая повестью «Фрэнни и Зуи», в которой эта идея открыто постулируется.

Но еще более важным мне кажется то, что Сэлинджер пишет, создавая контуры, конкретизируя, но при этом скрывая от читателя общую панораму, и заставляя его работать, доделывать, дописывать. Он создает зеркала, в которых читатель обязательно обнаруживает самого себя.

В чём причины популярности «Над пропастью во ржи»

В первую очередь в том, что героя воспринимали как бунтаря. Но другая причина в том, что Холден Колфилд как бы уклоняется от всяких возможных пониманий и определений. Например, в конце повести он говорит: «Вы меня спросите, что я об этом думаю, а я вам скажу, что я и не знаю, что об этом думать». В нем мы всегда можем найти отражение наших собственных ощущений, страхов, переживаний. Он как нераскрашенный силуэт, который каждый из нас раскрашивает на свой лад.

Читатель должен все время самостоятельно отвечать на какие-то вопросы, и это отчасти объясняет популярность всех героев Сэлинджера

Разные люди говорили: «Холден Колфилд — это я». И сегодня так может сказать любой человек: и домохозяйка, и военный, и уличный хулиган. Кто угодно! Человек, который убил Джона Леннона, тоже говорил, что Холден Колфилд его сподвиг на преступление. Сэлинджер каждого учит по-своему, каждого возвращает к самому себе. Заставляет нас видеть свои страхи и сомнения и отчасти от них избавляться.

«Над пропастью во ржи»

О классическом переводе Риты Райт-Ковалёвой

Всякий раз, когда выходит переиздание «Над пропастью во ржи», продажи книги Сэлинджера перекрывают все остальные. Я видел статистику петербургского «Дома книги». Повесть является безусловным лонгселлером, хотя сегодня определенная утрата популярности, конечно, есть.

Почему лучше читать книги на бумаге

В России существует перевод Риты Райт-Ковалевой, и он был выполнен в свое время. Перевод всегда отражает ментальность времени, в этом случае — шестидесятничество. И весь лексикон идет оттуда. Для современного молодого человека эта эпоха уже немного далека. Поэтому повесть не так будоражит его, как будоражила моих родителей и мое поколение.

Рита Райт-Ковалёва (1898-1988)

Сейчас студенты довольно вяло реагируют на эту книгу, читают уже без воодушевления. Ее нужно заново перевести. Нужен человек, по уровню и способностям равный Райт-Ковалевой. На мой взгляд, очень неплохой перевод у Максима Немцова. Он в свое время нашумел, но нельзя сказать, что заново сделал Сэлинджера русским бестселлером. Поэтому я бы всячески приветствовал, чтобы эту повесть переводили снова и снова.

В книжной серии «Интеллектуальный бестселлер» представлен перевод Риты Райт-Ковалёвой

В чём разница между «американским» и «русским» Сэлинджером

В России совершенно другой интеллектуальный и религиозный контекст. Идеи религиозного экзистенциализма Сэлинджера понятны американцам, нам же они менее ясны. Это иное отношение к пространству, которое тебя окружает, к Богу, работе и повседневной жизни.

Мы воспринимаем «Над пропастью во ржи» только как роман о человеке-бунтаре. Наш читатель, скорее, видит в нем взгляд подростка

Второй момент связан с языком. Роман переведен хорошо, но существуют неизбежные потери, как при любом переводе. Сэлинджер очень аскетичен, поэтому русские переводчики стараются как-то приукрасить его. Например, слово «glass» у Сэлинджера — это и фамилия героев, и очки, и стекло, и зеркало, и лед. Почему он так делает? Он же мог подобрать и другое слово. Условно говоря, так автор усиливает работу читателя, а русскому читателю догадываться не надо, ему уже все перевели. Это такой маленький, но важный нюанс, поэтому восприятие действительно разное.

Главный герой книги — Холден Колфилд

Как изменилось восприятие «Над пропастью во ржи» за 65 лет

Повесть всегда вызывала восторг и большой интерес. Но в связи со смертью Сэлинджера и его нежеланием общаться с журналистами «Над пропастью во ржи» оценивается более трезво, чем раньше. Сначала у людей был шок, им казалось, что он описал их. Затем мы наблюдали бесконечное чествование Сэлинджера, создание невероятного культа и разных фан-зон.

Сэлинджер создал замкнутую вселенную, где действуют одни и те же герои. Внимательно читая его рассказы, вы найдете интересные совпадения и пересечения

«Над пропастью во ржи» стала культовой книгой, а Сэлинджер для многих людей превратился в повседневную религию. Но культ не обсуждается, ему мы только поклоняемся, а не анализируем. Хотя я читал статьи, что в Америке 1980-х годов книгу называли вредной, а она, наоборот, охранительная. И только последние годы наблюдается достаточно трезвое и внятное восприятие фигуры писателя.

Как рассказывать подросткам о Сэлинджере

В основном я говорю своим студентам о девяти рассказах Сэлинджера, в которых он проявляет настоящую глубину. Повесть на их фоне не такая сильная. Но она интересна многими вещами, и прежде всего своей фрагментарностью, где каждая глава идет как отдельный рассказ. Интересна и сама фигура героя, и его разговорная речь, с одной стороны, подростка, с другой − мудреца. Повесть хорошо читается вслух. Но главное — нужно разобраться с американскими религиозными представлениями. Герой, ловец во ржи, как будто останавливает детей от грехопадения. Чтобы они оставались невинными и не уверились в собственных заблуждениях.

В каком возрасте лучше читать «Над пропастью во ржи»

«Над пропастью во ржи» легко читать. Внешне Сэлинджер довольно прост, как и Хемингуэй, но на самом деле очень сложен. Эту повесть можно совершено спокойно давать подростку с 14 лет, а потом читать ее в тридцать лет, в пятьдесят. Мне кажется, к книге надо обращаться в разном возрасте на протяжении всей жизни. Мы меняемся, и Сэлинджер меняется вместе с нами.