«Эхо Москвы» в Петербурге

Почему роман «1984» Оруэлла стал бестселлером в России?
Интервью с филологом, специалистом по зарубежной литературе АндреемАствацатуровым.

 

А.ФИЛАТОВ: Роман “1984-й” Джорджа Оруэлла — одна из самых продаваемых книг уходящего года в России и в Петербурге. Действительно ли россияне стали читать антиутопию под влиянием новостей?
А.АСТВАЦАТУРОВ: Антиутопия, как это ни парадоксально, она рассказывает не о том, что будет происходить в будущем, а о том, что происходит в настоящем. Поэтому совершенно не удивительно, что Оруэлл был очень популярен и остается популярен в России. То есть, у него очень мощный элемент вот этой этики. Нельзя сказать, что это шедевр мировой литературы, это хорошо написанный роман, но вовсе не шедевр, но вот эта сила, эта мощь, эта какая-то такая, может быть, нравственная искренность, она очень завораживает. И в основном, конечно, роман популярен именно здесь.
А.ФИЛАТОВ: Андрей Алексеевич, но публицисты в этом году часто называли Оруэлла вместе с Кафкой такими настольными книгами россиянина. Оруэлл в рейтинг самых продаваемых книг попал, Кафка там и близко не стоит, хотя казалось бы, авторы актуальные.
А.АСТВАЦАТУРОВ: Ну, я бы так сказал, что Кафка ведь описывал не совсем тоталитарное общество, он описывал то будущее, которое ждет, ну, скорее, может быть, Европу или легальное сообщество, и в меньшей степени, наверное, его интересовали такие “режимы-режимы”. Но это только один оттенок Кафки. Кафка очень многослоен, Кафка страшно многообразен, это колоссальный космос, в котором есть место вот и этой, как бы так сказать, идеологической, религиозной, социальной проблематике. А Оруэлл из нее состоит на 100%. То есть, его литературные задачи — это просто фантики, в которые заворачивается вот эта, строго говоря, идеологическая или антиидеологическая конфетка. Он просто проще, у него более такое, прямое политическое высказывание.
А.ФИЛАТОВ: Хорошо продавались в течение года Светлана Алексиевич, самые разные ее книги, роман “Покорность” Мишеля Уэльбека, связанный с таким мусульманским будущим Европы. Насколько вообще новостная повестка, какие-то актуальные события года влияют на продажи художественной литературы, на Ваш взгляд?
А.АСТВАЦАТУРОВ: Мне кажется, что в больше степени это влияет, конечно, в Европе, в Соединенных Штатах Америки, но у нас тоже, конечно, вот этот интерес к политизации, интерес потому, что все как бы очень напряжены, потому что вот те какие-то страшные прогнозы апокалипсиса Европы, интерес к такого рода литературе, он принципиальным образом возрастает. Потому что Уэльбек, он, конечно, фиксирует вот эти зоны болезни, у него это всегда было.
А.ФИЛАТОВ: А если ближе к нам? Мы не знаем, чем начнется толком 2016 год и вообще не представляем, если быть честными, чем он закончится. Эту фрустрацию литература может снять?
А.АСТВАЦАТУРОВ: Я не думаю, что литература в состоянии снять фрустрацию, но литература — это какой-то такой… действительно некая отдушина, это некая компенсация. Это тоже очень индивидуально. У каких-то людей это может снять, каких-то людей это, наоборот, только раззадорит и сделает их более агрессивными, и так далее. Литература, она вообще склонна примирять человека с действительностью, даже если она вас будоражит. Все равно, облачение в эстетическое, пусть даже не очень качественное, оно уже вас с реальностью примиряет, потому что эстетическое — это то, что вызывает у вас удовольствие.