Categories
Пресса

Отчет о встрече Андрея Аствацатурова с читателями в синагоге

Писатель в стиле айкидо


Где можно встретить человека с финским юмором, армянской фамилией, еврея по происхождению, пишущего про абсурд повседневности? В Большой Хоральной Синагоге! 24 февраля, как раз после праздника, когда в супермаркетах все сметено с полок, ценители пищи духовной пришли на встречу с остромодным петербургским писателем Андреем Аствацатуровым. Изначально предполагалась презентация вышедшей книги «Скунскамера», но встреча прошла в более широком формате. Учитывая, что первая публикация Андрея Алексеевича была всего два года назад, сразу возник вопрос: как появился писатель Аствацатуров и откуда корни его творчества? Оказалось, что все вышло случайно. Идеи нести «свет истины» в массы не было, просто в 2003 г. один из студентов сделал для Андрея Алексеевича ЖЖ. Тогда этот инструмент коммуникации только-только появился. «Я встал перед необходимостью что-то туда писать и начал публиковать какие-то свои наблюдения, рассказики. Но первый серьезный рассказ – это мои впечатления от общения с Алексеем Никоновым, ‘последним панком’ из Выборга – написал я его в 2004 г. Постепенно количество рассказов увеличивалось, и настала пора сводить их в одну книгу», – рассказал Аствацатуров.

Люди в голом
Далее речь зашла о романе «Люди в голом» – первом и самом известном художественном произведении Аствацатурова. «Книга называлась «Башня на песке», но, по настойчивой просьбе издателя, я ее переименовал. Решили, что, поскольку основные мотивы – это одиночество, проблемы дискоммуникации, духовно обнаженные люди, то, с точки зрения коммерции, нужно иное название. Вообще, поскольку «Скунскамера» является продолжением «Людей в голом», то стоит подробнее коснуться моей первой книги. На самом деле, первая она только в плане художественного произведения – у меня, как у профессионального филолога и преподавателя, много научных публикаций. Я выпустил книгу о Генри Миллере: моя специализация – это американская проза. «Люди в голом» состоят из двух частей. Первая – про маленького замученного ребенка; построена она на несвязных, специально оборванных фразах. Вторая же, полная цитат из философов и писателей, в стилистике постмодернизма рассказывает о паразитизме и выживании. Обе части имеют географический стержень – это район пл. Мужества, т.н. «дома еврейской бедноты». По-моему, о нем еще никто не писал. Я же там просто живу и описываю свои впечатления и воспоминания. Я совершенно не ожидал, что моя проза, которую некоторые сравнивают с довлатовской, будет столь популярна. Совокупный тираж уже превысил 30 тысяч экземпляров. Меня издали в Финляндии. По словам переводчика и издателя, мой юмор напоминает финский. Обложку сделали странную – там я в гротескном обнаженном виде, похож на Путина…».

Скунскамера
«Для второй книги рисунок скунса в банке придумал Андрей Сикорский. Как-то раз он шел по Университетской набережной, к нему подошел парень, извинился, сказал, что он приезжий и ищет, где здесь скунсы в камере? Андрей удивленно ответил, что за все 40 лет своей жизни в Ленинграде-Петербурге никогда про такое не слышал… Парень расстроился, стал объяснять, что так ему его друг из Колпино сказал, что он специально приехал, что там скунсы в банке, уроды какие-то еще… Тут Сикорский и догадался, что речь-то идет о Кунсткамере! Так возникла идея рисунка и названия книги. Смысл, конечно, далек от анекдота – в этом романе в новеллах, как я его называю, я пишу о Петербурге как о камере, в которой тебе плохо, но и вне ее ты не можешь. К тому же, камера не только подавляет, но и охраняет. С другой стороны, присутствует мотив империи, но не напрямую, а через предметы, запахи, окружение героя. Обо всем этом я рассказываю простыми словами, как принято в американской традиции, к которой я принадлежу. Это те принципы, по которым я строю свои рассказы. Если говорить о серьезном – то смешно. Если анекдот – то с экзистенциальной проблематикой. У меня всегда заложены определенные философские идеи, хотя я и понимаю, что далеко не все их найдут и поймут».

Дальшейшие планы
Аствацатуров признался, что устал после двухлетней работы над «Скунскамерой» и пока решил отдохнуть. Может быть, потом будет написан роман о Комарово, где у писателя дача и живут разные необычные персонажи.
Последний вопрос перед автограф-сессией прозвучал неожиданно: если пользоваться терминологией Курта Воннегута, каким писателем является Аствацатуров: боксером, который пишет длинно и много исправляет, или каратистом, который строит текст на точных, метких фразах? На это Андрей с присущим ему юмором ответил, что лично он использует стиль айкидо – дать читателю возможность задуматься о жизни на любом доступном ему уровне, используя те знания, что у него есть.
Учитывая дружеские отношения между ведущим встречу Петром Новиком и Андреем Аствацатуровым (они живут по соседству в Комарово), можно надеяться, что такие лекции-встречи пройдут еще не раз, тем более что среди будущих героев новой книги о Комарово множество евреев.
В виде примечания: среди поклонников творчества Андрея Аствацатурова оказались самые разные люди – от филологов в возрасте до представителей армянской и дагестанской диаспор.

Беседовал: Леонид Райхлин